Дарья Давыдова: «Я не могу без музыки»

Талант, поддержка, окружение — главные моменты, которые определяют наш успех? Почти, есть еще один. Характер. Без него не обойтись, когда учеба в музыкальной школе интенсивней некуда, а занятия в консерватории чередуются с изучением трех языков. Хрупкая девушка с ярким сопрано Дарья Давыдова рассказала о первом прослушивании, дебюте на сцене Большого театра и о любви к Дали.

Westwing: Дарья, ваше увлечение музыкой началось в раннем детстве. Родители рассказывали вам, как это проявлялось?

Дарья Давыдова: Скажу больше — музыкой я увлеклась еще до рождения. Мама, будучи беременной, часто слушала оперу в Большом театре, ходила на концерты классической музыки в консерватории. Как она утверждает, это мне тоже очень нравилось. С первых лет жизни близкие начали активно со мной заниматься: пели мне песни, читали стихи, рассказывали сказки. Папа — выпускник  музыкальной школы и виртуоз игры на рояле и аккордеоне —  заметил, что дочка безошибочно подбирает на фортепиано мелодии детских песен. Тогда уже стало понятно, что к чему.

Затем было прослушивание у именитого педагога по фортепиано Ирины Сергеевны Родзевич. Она воспитала много виртуозных пианистов, среди которых Борис Березовский и Кирилл Гилельс. Помню свой первый «экзамен»: нужно было, стоя спиной к клавиатуре, называть ноты, которые играла  Ирина Сергеевна на старинном рояле Bechstein. Я назвала около пяти, и меня попросили выйти и немного подождать. Позже родители рассказали, что Ирина Сергеевна вынесла вердикт — абсолютный музыкальный слух, и предложила заниматься со мной бесплатно. Но все сложилось иначе.

 

W.W. В 5 лет вы стали ученицей музыкальной школы. Вам легко давалась учеба?

Начну с того, что моя школа была в доме, где жили бабушка и дедушка — самый удобный на тот момент вариант. Я ходила в группу с семи-восьмилетними детьми, которые уже пошли в первый класс. А я, представьте, тогда еще записывала домашние задания печатными буквами! Музыку очень любила, поэтому она давалась мне легко. Сольфеджио  обожала — всегда первой сдавала музыкальные  диктанты.

Помню, что впервые вышла на сцену в 5 лет с детским хором, и мне даже доверили небольшое соло! А вот игра на фортепиано требовала больше усидчивости и многочасовых самостоятельных занятий. Это было не про меня: вместо нот я ставила на пюпитр часы, подбирала музыку на слух и ждала, когда стрелка пройдет отведенный на урок час. Обманывала бабушку, которая не могла проконтролировать, что именно я играю.

W.W. Были моменты, когда хотелось бросить эту затею и сказать родителям «надоело, больше не хочу»?

Были и регулярно. Педагог по фортепиано настаивал на интенсивных  занятиях, но это противоречило моему темпераменту. Я еще в детстве решила, что не буду пианисткой, но вот закончить музыкальную школу родителям обещала. Обещание сдержала, диплом получила, обязательств больше не было — свобода! Но именно тогда я поняла, что без музыки не могу и не хочу жить. Благодаря дирижеру Игорю Раевскому, в 15 лет я попала на прослушивание к своему будущему педагогу по вокалу Валентине Щербининой. Так  начался мой путь как певицы.

W.W. После школы была Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского. Что стало главным, чему вы научились за эти годы? Кто повлиял больше всего?

Консерватория  —  моя детская мечта. Это не просто ВУЗ с историей и многолетними традициями. Здесь особая атмосфера и люди, которые эти традиции бережно хранят и передают будущим поколениям. В их числе мой педагог по сольному пению, народная артистка СССР,  профессор Маквала Касрашвили. Каждый урок с Маквалой Филимоновной был для меня событием. Она потрясающая певица, добрейшей души человек. Я ей безумно благодарна за все, чему она меня научила! Кроме того, во время учебы в Консерватории я стала принимать участие в серьезных проектах и концертах на сцене Большого, Малого, Рахманиновского залов. Будучи студенткой, много сотрудничала с Камерным хором консерватории, приняла участие в первом в России исполнении оперы Бриттена «Смерть в Венеции» и в мировой премьере оперы Алябьева «Буря».

W.W. Помимо успеха в музыке, вы с серебряной медалью закончили языковую школу, стали выпускницей ведущего лингвистического вуза страны. Почему в итоге перевес оказался на стороне творчества?

Я параллельно училась на дневном отделении консерватории и на вечернем — в университете им. Мориса Тореза. В ИнЯз я поступила легко — сильную базу получила в школе. А поступала для того, чтобы языки дали свободу — как  в творчестве, так и в жизни. Кроме того я обожаю путешествовать, а знание языков открывает любые двери. Но любовь к музыке оказалась сильнее.

W.W. И для нас, зрителей, это большая удача. В 2014 году вы дебютировали на сцене Большого театра. В тот день все прошло так, как вы задумывали?

Дебют на сцене Большого — это вообще мой первый театральный опыт. И сразу на такой значимой сцене! Конечно, это очень ответственно и страшно — особенно для студентки пятого курса консерватории.

W.W. От большого театра к другой нестандартной грани вашего творчества. Вы часто выступаете на открытиях соревнований, на нестандартных площадках, где сложно представить классическую оперу. В чем главная причина участия в этих проектах? Расскажите, какие моменты вам импонируют больше всего.

Для оперы нет границ. Для меня важно привносить в жизнь людей классическую музыку самыми неожиданными способами! Голос, звучащий  в античном амфитеатре, на ледовой арене или в средневековом замке (вспоминая недавние события) никого не может оставить равнодушным!

W.W. Совсем скоро (11 июля) вы примете участие в проекте Opera Yard и исполните роль прекрасной Галы в рамках мультимедийной выставки “Дали — живые сны». Расскажите чуть подробнее, на чем построен перформанс?

Этот уникальный проект вобрал в себя лучшее из мира классического и современного искусства. Атмосфера, в которой жил и творил Сальвадор Дали, вдохновляясь своей неизменной Музой и возлюбленной, передана и музыкально, и драматически, и визуально. Пожалуй, это не только ретроспектива, но и погружение в другую реальность. Кроме того, у нас есть редкая  возможность насладиться подлинниками художника из 8-ми коллекций его графики.

W.W. Подобные проекты доказывают, что постепенно стираются грани между разными видами искусства  — одно перетекает в другое. Как вы относитесь к этому?

Очень положительно! Это определенно расширяет границы как артиста, так и зрителя. В нашем сознании живет яркое стремление удивлять и удивляться, а работа в мульти-жанре позволяет оказать на публику более мощное и всестороннее воздействие. Главное в таком случае — это хороший вкус и высокий профессионализм. Как, впрочем, и в любой другой деятельности.

 

W.W. Раз уж мы заговорили об альтернативных формах искусства, чем вы увлекаетесь помимо музыки? Дизайн, случайно, не входит в круг ваших интересов?

Не только входит, но и занимает особое место. Декорирование и благоустройство пространства — наше с мамой давнее хобби. Мы постоянные читатели вашего портала и периодически дополняем наш интерьер идеями, позаимствованными из публикаций.  Скажу больше — в ночное время мою спальню освещает лампа, которую я когда-то нашла в коллекции Westwing.

W.W. Дарья, приятно слышать! Будем и дальше вдохновлять наших читателей. Вспоминаются слова одной из наших героинь о том, что мы все дизайнеры — ведь каждый меняет окружение под свой уникальный стиль жизни. И дом, в конечном итоге, — это наш характер, наша семья и наши увлечения. Вы согласны?

Да, абсолютно точно! Только вы можете нарисовать в воображении картинку идеального дома со всеми его составляющими. Это то же творчество и подходить к нему надо с желанием внести что-то новое в привычный ритм жизни. Поэтому хочу пожелать читателям как можно чаще украшать свои будни как приятными событиями и эмоциями, так и новыми элементами декора. Вся суть в мелочах, помните?

У Вас уже есть приложение?

В приложение
В приложение
Offline