Посвящается женщине

Westwing поговорил с создателем бренда She дизайнером Василием Пепеляевым о  его деле, об источниках вдохновения и судьбе предметного дизайна в России

 

1

Если в СССР предметный дизайн находился в сфере эксклюзивного потребления, то после распада Союза и до недавнего времени он переживал и вовсе худшие времена. Признаки перемен появились в последние 5-7 лет. Чтобы назвать российский предметный дизайн полноценной индустрией, потребуются многочисленные изменения.  Но масштаб и плотность событий нарастают: открываются площадки для продажи продукции, повышается интерес к ручному труду среди молодежи, появляются новые имена и молодые дизайнеры. Одного из них, Василия Пепеляева — специалиста по дереву, Westwing навестил в его мастерской и расспросил об особенностях материала, сложностях в работе и женской красоте — ведь именно ей он посвятил свой бренд.

2

Расскажите, как вы начали заниматься предметным дизайном?

Я начинал с менеджмента. В марте прошлого года я попал в стартап-компанию, занимающуюся продюсированием различных ремесел, включая работу с деревом, камнем, металлом и кожей. Мы  хотели охватить весь спектр ремесленников  и продвигать ручной труд, которому почти не осталось места на рынке в последние 20 лет.  Сейчас это направление понемногу развивается — так и я попал в эту струю.  К новому году запустил свой проект и с тех пор веду его самостоятельно. Сначала моя мастерская была в Тульской области. Четыре  месяца я сидел там и мастерил, находясь в единении с природой. Потом «переехал»  в Москву. Сейчас мы сотрудничаем со столярным цехом, который делает более масштабные объекты, мебель и декор, а я занимаюсь своим проектом. Так мы гармонично сосуществуем, обмениваемся опытом.

3

Расскажите немного про концепцию своего бренда She?

С раннего детства у меня сформировалось особое отношение к женщине. Она — воплощение гармонии и красоты.  Она — начало всего живого. Женская красота всегда была источником вдохновения для  поэтов, художников, скульпторов. Я не пытаюсь, конечно, из дерева сделать подобие женщины, а вдохновляюсь женскими образами.

4

Как живется сейчас российскому предметному дизайну?   Есть ли у него будущее, по-вашему?

После распада Союза остались единицы профессионалов, но сейчас российский дизайн переживает свой расцвет. Я наблюдаю, как в последние 2-3 года все больше молодежи интересуется ручным трудом и промдизайном.  Да, конечно, в России сейчас непростое время, но  достаточно перспективное, например, чтобы молодому дизайнеру выходить на западный рынок. Если что-то не работает, нужно постоянно менять курс, пробовать новые модели развития.

5

Вы упомянули, что пробовали работать с разными материалами. Почему остановились именно на дереве?

Я думаю, это оно выбрало меня. Работа с деревом это очень естественный процесс. Оно как материал обладает особой энергетикой: теплое, интересное в обработке.  Например, в изделиях из бруса есть продольные трещины — иначе брус невозможно высушить, и это тоже придает им изюминку . Вокруг сучков иногда остается рельеф, но вещь при этом выглядит естественно и даже более интересно. Самое удивительное — когда вручную обрабатываешь каждый рисунок, он всякий раз выходит несколько отличным от эскиза. Из 10 шкатулок  не будет ни одной одинаковой, рельеф и форма всегда уникальные.

6

Недавно я устроил дизайнерский эксперимент. Подвесил разделочные доски на заборе и  решил оставить их на год на открытом воздухе. Посмотрим, что с ними будет. Мне нравится серый цвет состаренного дерева, который невозможно получить искусственным путем — только  вследствие осадков и времени.  В конце планирую их обработать и отшлифовать, должен получиться интересный эффект.

7

Есть ли какие-то принципы, которых вы придерживаетесь в работе?

Экологичность — прежде всего. Мне самому хочется этим пользоваться. Городской человек ощущает тягу к чему-то естественному. И я рад, что у меня получается работать только с деревом и маслом, не используя химию. Сейчас экспериментирую с окрашиванием дерева старинными способами. Не буду раскрывать секрет,  но никакой химии в этом методе нет. Правда, это долгий процесс. Нельзя заказать вещь и получить ее за два дня – иногда необходимо ждать до 2 месяцев, пока все процессы вымачивания и сушки пройдут, зато в результате вы получите оригинальную вещь.  В будущем я планирую пробовать новые технологии, но и они будут связаны со старинными рецептами, методами, которые не предполагают химической обработки.

8

То есть вы стараетесь придерживаться традиционных технологий работы с деревом?

Я пользуюсь современными инструментами и методами обработки дерева, но это все равно ручной труд. Лишь небольшая часть работы осуществляется с помощью станка, но все остальное делается вручную. Ты выступаешь не только как ремесленник, но и как художник: выводишь линии, рельеф рукой, тонко чувствуешь дерево и инструмент.  Я работаю с дубом, ясенем, вязом — они очень долговечны. Такую доску вы сможете передать внукам.

9

Есть ли у вас какие-то фавориты среди ваших изделий? Вещи, которые покупает чаще других?

Одной из первых я придумал круглую доску-менажницу с 4 углублениями под закуски. У нее остается разделочная часть, если доску перевернуть.  Получилось очень удобно — хотя вначале я после сотни набросков забраковал эту идею.  Но в итоге сделал ее — и это полностью моя выдумка.  Вообще меня больше интересуют не те  изделия, которые ты уже сделал, а те, которые собираешься сделать.

10

Тогда расскажите о своих планах на будущее? Планируете ли вы участие в каких-то выставках, как собираетесь продвигать свое дело?

Я планирую и дальше участвовать в московских маркетах, также хочу выходить на европейский и американский рынок. В этом году принимал участие в крупнейшем фестивале лэнд-арта «Архстояние», который проходит в Никола-Ленивце. Это особое место — думаю, оно  здорово повлияло на мое увлечение. Художники основали его 20 лет назад, они делают невероятные арт-объекты. Попадая туда, погружаешься в особую атмосферу. Было бы здорово отправиться туда и в следующем году.

11

Можете ли вы дать несколько советов начинающим дизайнерам, которые только пробуют себя в этой области, у которых, возможно, что-то не сразу получается?

У меня есть только один совет, и он универсальный: независимо от того, чем вы занимаетесь, продолжайте делать.  Иначе весь процесс остановится. Самое главное — работать и верить в то, что ты делаешь. Я сам на этих двух столпах строю свою работу. Для меня практика это основное. Кто-то подходит аналитически, изучает продукт. Мне больше нравится пробовать и ошибаться, что-то менять, сразу погружаться в процесс.

 

Мастерская She:  www.shecute.club

Интервью: Евгения Воронина

Eugenia Voronina

У Вас уже есть приложение?

В приложение
В приложение